Крутые горы Уллу-тау.
Понедельник, 03 Сентября 2007
ullumasha.jpg

Мы вернулись в теплые квартиры, оставив вольное житье в палатках, готовку пищи под дождем и теплые воспоминания детства, когда среди ночи чувствуешь, как что-то теплое (или не очень) потекло под тебя.…  Эх, оставим лирику, романтику, грозы и удары молний в ближайшие горы, и чувство, что тонкая материя палатки все-таки защищает от этих молний. Сам себя уговариваешь и ведь получается!

     Нас в Уллу-тау собралось 25 человек. Это немножко больше, чем в прошлом году. Хочется сразу отметить хорошую физическую подготовку абсолютного большинства. Приятно было работать с людьми, у которых не было проблем со здоровьем. Потертости ног и битые коленки не в счет – от этого не натренируешься. Можно только уберечься. Качественно новым показателем сборов стало то, что состав инструкторов позволил провести сборы практически не зависящими от альпбазы. У нас был руководитель Борис Немченко, КМС по спортивной квалификации, ответственный за безопасность Игорь Тихомиров, КМС, два инструктора с первым спортивным разрядом Анатолий Шелкович и Михаил Пучков,  инструктор со вторым разрядом Антонина Малама. В самом начале мы зарегистрировали свое пребывание на альпбазе, согласовали сроки выхода в высокогорную зону с руководством базы, а дальше работали полностью автономно. В конце сборов представили статистический отчет по восхождениям для Порохни Юрия Ивановича. Мне лично такой подход к альпинизму понравился своей неформальностью и свободой выбора восхождений. Свобода - это осознанная необходимость. Мы не ходили на объективно опасные маршруты и закрытые для посещений горы и перевалы, но в то же время были избавлены от необходимости бегать вниз на базу, чтобы оформить выпуск на восхождение. Статистический отчет будет представлен в другой статье, а сейчас я опишу свои личные впечатления.

     В первые же дни мы, не теряя времени, провели скальные занятия. На скалах над базой и в виде тренировочного восхождения на пик Зимний. Восхождение получилось очень впечатляющим – 25 человек идут на гору. Это зрелище! Особенно при отработке взаимодействия связок. Однако мы вернулись на базу засветло, что радовало и удивляло, ведь лично я никогда не питал радужных иллюзий от скоростного восхождения на гору отряда из 25 человек. Однако выход на Райские ночевки  пришлось отложить на один день. Зато потом, обосновавшись на Райских, мы  пробыли там чуть ли не все сборы. Обратно на базу я попал только через 12 дней, практически к концу наших сборов.

     Отправившись на ледовые занятия, мы нашли очень милый ледовый откол и  отработали на нем все что хотели. Следующим по плану было восхождение на пик Щогенцукова по маршруту 2Б. Все шло как по маслу, но на первом же дюльфере мы догнали группу, шедшую перед нами. Что поделаешь – надо вставать раньше! После прохождения всех участников, их дюльфер мы просто сбросили вниз, а вот свой продернуть не удалось. Не поставили разделительный карабин, пренебрегли технологией, и веревки завились между собой.  Пришлось лезть наверх и переделывать. Вторая попытка увенчалась успехом, но час времени был потерян. Потеря времени нам никак не повредила, так как еще через полчаса мы опять уперлись в хвост предыдущей группы. Группа эта состояла из пяти молодых девушек, одного хлопца и инструктора. Отделение имени 8 марта. Нет ничего удивительного, что они застряли на прохождении ледового кулуара (прим.: этот кулуар – ключ маршрута) надолго. Обойти их было невозможно. Прождав полтора часа, мы все-таки попытались их обойти на следующем жандарме. Заложили дюльфер, пройдя жандарм в лоб, вместо того, чтобы его обходить, но не успели. Впрочем, это уже не имело значения. Дальше маршрут проходился ногами, и на вершине мы были вместе. Познакомились с милыми девушками из Йошкар-Олы и Москвы (пламенный привет Маше Ивановой, то есть Вале Смирновой). Мы сфотографировались на память и по несложному снежнику, провесив одну веревку перил, спустились вниз. Маршрут был пройден в неплохом темпе. Ошибки были разобраны, конструктивные выводы сделаны. На маршрут ходило 6 человек: Свиридов Коля, Шелкович Анатолий, Шелкович Антон, Пучкова Маша, Осиновский Женя, Дубовик Света.

     Следующим восхождением для нас был траверс вершин Юном – Кичкидар, 3А к.тр. На него мы пошли вчетвером – Свиридов Коля, Шелкович Анатолий, Шелкович Антон и Пучкова Маша. Маршрут  получился  бы неплохим, но погодные условия сделали его очень трудным. Немного усложнили мы его сами. Решили сократить путь и полезли на скалы, а надо было выйти на перевал и с обратной стороны обойти по «дороге». В итоге – потеряли немного времени. Выход на вершину Юном проходит по сильно разрушенным и довольно крутым скалам. Страховку организовать трудно, а вот упасть куда-нибудь можно. С вершины открылся вид на дальнейший маршрут. Кичкидар виднелся неправдоподобно далеко, и между нами стоял ряд довольно крутых вершинок и жандармов. До Кичкидара нашими темпами было не менее двух дней пути. Но делать нечего, нужно идти, может быть это и не та вершина? По гребню прошли на соседний жандарм и уперлись в неестественно сложный дюльфер - пятидесятиметровый спуск на острую ледовую перемычку. Стоять негде, можно только висеть на ледобуре. Посчитав это слишком экстремальным для тройки, я вылез вверх на скалы противоположного жандарма. В результате перила из спусковых плавно переходили в подъемные. На тренировках мы отрабатывали такой вариант, но из присутствующих участников никого на тренировках не было. Это обстоятельство не преминуло сказаться на результате. У Антона хватило сил подняться самому, Машу пришлось спасать, а Колю мы выдернули, не став проверять его физическую силу. Путешествовать по жандармам в дальнейшем, с закладыванием дюльферов, объективно расхотелось. Однако  пришлось заложить еще один дюльфер, чтобы пересечь ледовый кулуар, потом еще три, чтобы спуститься по этому кулуару вниз, под скалы. А тем временем по кулуару с завидным постоянством катились камни, день близился к вечеру, закатное солнце  освещало этот кулуар, и в летящих камнях не было ничего удивительного. Пришлось прятаться за выступы. Группой это делать затруднительно, но у нас получилось. Дальше требовалось пересечь широкий ледовый желоб, по которому раз в две-три минуты сходил паровоз камней. Мы пересекали его в верхней части, где надеждой являлось то, что паровоз еще не набрал силу. Я перебежал на другую сторону, и мы натянули перила метров на 80. Веревки пришлось связать, и в центре кулуара получилась перестежка. Наконец, все оказались в безопасном месте. Дальше мы решили спускаться по казавшемуся нам безопасным, широкому кулуару. Кулуар просматривался, по краям летели камни, но в центре он был чистым. Мы считали, что это спуск из-под перевала «Зайцы». По нашей информации он был продолжительностью 5-6 40 метровых веревок. У нас были веревки по 50 метров, и мы рассчитывали обойтись четырьмя дюльферами. Сначала я хотел спускаться последним в три такта, но глянув на крутизну, решил крутить ледобур с вывинчиванием. На пятом дюльфере, когда донизу еще было очень далеко, в душу закрались сомнения. На связи нам сказали, что мы спускаемся совсем не там , где думаем, а мы рассердились на такие глупые шутки. В темноте, заложив восьмой или девятый дюльфер, мы преодолели бергшрунд, вышли на относительно ровное место, и при свете фонариков побежали подальше от сыпавшихся камней. К слову сказать, при наступлении темноты камни стали падать значительно реже, и страшным оказался только один камнепад, когда мы слышали пролетавшие камни, но не видели их. Погуляв по леднику, засыпанному снегом, мы нашли приличный камень, защищавший нас от падающих камней, и устроили ночлег. Палатки у нас не было, но были пуховки, плащ, еда и газовая горелка с кастрюлькой. Вечер прошел в теплой беседе у камина. Ночь прошла в попытках принять горизонтальнее положение и погреть спину об соседа. И только протаянные ниши во льду утром свидетельствовали  о непритязательности комфорта данного места. С рассветом мы сказали спасибо камню, приютившему нас, и пошли в поисках пути домой. При свете дня мир просматривается лучше. И через некоторое время, осмотрев окрестности, мы согласились – да, кулуар был не тот.… Вскоре мы встретились с группой поддержки, напоившей нас горячим чаем и благополучно спустились к палаткам.

     Следующим нашим восхождением был намечен траверс Тютю 3А к.тр. Перед этим и после предыдущего траверса Антон заявил, что без палатки он на тройки не ходит. И принес снизу маленькую палатку. На это восхождение к предыдущей четверке добавились Света Дубовик и Денис Климович. Восхождение прошло в ровном стиле, и хотя было довольно продолжительным, не вызвало каких-то особенных эмоций. Прохождение по всем вершинам массива Тютю, в одном месте нужно было залезть по нависающему углу, используя И.Т.О., что никак не сообразуется с тройкой. Как-то на тройках раньше И.Т.О. не приходилось применять. Как общее мнение, хочется отметить несколько усложненное скальное лазание данного района. Может из-за того, что горы здесь чуть пониже, чем в Безенги или Дигории, может субъективное мнение, но о районе сложилось впечатление как о чем-то среднем между Крымом и Кавказом. Хотя, если на зацепках лежит снег, то совсем это не Крым.

     В дальнейшем  для наших бойких молодых разрядников был намечен небольшой перерыв, Тоня с Колей должны были сходить на Джайлык 4А по льду, а я с Мишей Пучковым на Джайлык 4Б, чтобы обеспечить взаимодействие с Колиной связкой, а также проверить маршрут для их следующего восхождения. Итак, мы подошли на ночевки под Джайлык и утром вышли на маршруты. Каждая двойка имела свое мнение, как подходить под маршруты, но все равно мы встретились наверху. Мы с Мишей вышли позже, а пришли раньше, но это просто оттого, что Коля с Тоней никуда не торопились. Дальше они пошли рубить свой лед, а я и Миша, преодолев крутой ледовый склон вышли на прогретую солнцем площадку,  с которой начинался маршрут. Всюду виднелись спусковые петли, что не могло не радовать. Маршрут был засыпан снегом благодаря ночной непогоде. Первые веревки проходились на замерзших пальцах. К счастью лазанье не превышало допустимой трудности, и страховаться получалось без особых проблем. Вначале все было гладко, но после прохождения наклонной плиты я столкнулся с трудностями. Лезть в обледеневший кулуар слева совсем не хотелось. Над головой была симпатичная щель, заканчивающаяся нависанием, а справа полка с висящим потрепанным репшнуром и пропастью под ним. Полез к репшнуру с рюкзаком за плечами. Повисел на репшнурике. Став на шпагат, с трудом переместил тело вправо. Взялся за хорошую зацепку, ногами уперся в почти вертикальную стеночку. Сел на корточки и пошарил правой рукой над головой, но ничего не нашел и почувствовал, что отваливаюсь. Из последних сил дотянулся обратно до репшнура, повис на нем, перелетел обратно, то есть налево.  Там долго стоял, пытаясь отдышаться высунув язык. В голове крутилась мысль – сейчас сниму рюкзак и пролезу! Снял рюкзак, полез. Ничего нового, кому охота, может прочитать абзац сначала. Висел дольше, соответственно пытался отдышаться значительно дольше. После этого подумал – нет, не пролезу. Посмотрел в кулуар слева – совсем не хочется. Поднял голову – ага, щель с нависанием. Ладно, полезем туда. Вначале лезть было даже легко, есть за что взяться руками, ноги в распор, все как надо. Решил что-либо заложить, стал снимать закладку, и тут распор для ног кончился. Бруумм, перед глазами мелькнула серая размытость скал, коленкой об скалы, руки в порезах, чтобы в голове испуг не задерживался. Я повис на веревке, зацепившейся за выступ. Миша, как смог, словил. Почесав коленку, чтобы не болела, я доложил: «Есть две новости. Что-то не лезется. Это раз. И два – больше пытаться не хочется. Хочешь попробовать ты?» На что Миша резонно возразил,- А что, я лучше тебя лажу? Пошли лучше вниз. И мы, заложив три дюльфера по готовым петлям, съехали вниз.  Предусмотрительность – хорошее качество. Через полчаса погода испортилась окончательно, повалил снег,  дождь и град. Мы установили палатку и до темноты ожидали под маршрутом Колю с Тоней, беспокоясь за них, так как связи с ними не было. И только в семь часов вечера мы услышали их голоса и смогли докричаться до них. А потом был долгий спуск по камням и леднику в темноте. Я был без фонарика, и ощущал большие трудности, особенно на камнях. Около 11 ночи мы прибрели к палаткам, где нас ожидали наши молодые коллеги с чаем и супом.

     С такой погодой, заснеженными маршрутами и крутыми скалами запланированное восхождение на Тютю по Хрусталику 3Б к.тр. могло и не состояться. Но наш отдых и стук копыт молодых восходителей вокруг палаток  с требованиями новых гор сделали свое дело. Назавтра Антонина и Миша пошли вниз к своим скучающим отделениям, а мы в составе четырех человек перешли ночевать поближе к горе. Наутро, беспокоясь что кто-то опять встрянет перед нами на маршруте (он ведь хорошо посещаемый), вышли пораньше, до рассвета. С рассветом были под маршрутом. Примерно полчаса ушло на совещание и поиск начала. Коллективный разум победил, что подтвердилось правильностью выбора пути посредством контрольного тура. Довольно крутое лазание для маршрута 3Б к.тр., но как я и говорил, маршруты в данном районе характерны повышенным уровнем сложности. Как бы то ни было, дальнейшее прохождение вывело нас на вершину, немного левее, чем надо, по моему мнению. Вдоволь нагулявшись по сыпухам с огромными камнями, устремляющимися вниз от легкого прикосновения и счастливо избежав нежелательных встреч с ними, мы оказались на вершине. Поменяв записку, по уже знакомому пути спустились вниз. Здесь, слегка попинав участников, мне удалось уговорить их спуститься на альпбазу, и в сгустившейся тьме мы мирно сидели под навесом, угощаясь сухим вином и холодным пивом.

     Два дня отдыха, и расширенным составом, а именно – Пучков Миша, Шелкович Анатолий, Шелкович Антон, Хоружко Алексей, Ананич Саша, Лукьянов Саша мы отправились на Чегет по 3Б к.тр. С вечера подошли на ночевки, построили площадки под палатки и даже успели поужинать до дождя. Такая жизнь – дождь пережидать в палатках. Назавтра три часа ушло на гуляние по леднику в поисках прохода. Весь ледник был в огромных трещинах и провалах. Вышли на гребень, найдя проход довольно легко. Далее на гребешке навесили веревку перил, рельеф требовал страховки, перевалили на другую сторону гребня и пошли одновременно, страхуясь за выступы. На плече, перед ледовым взлетом  нашли контрольный тур, отметились и на ледовом взлете поработали на передних зубьях кошек со страховкой через промежуточные ледобуры. Восхождение прошло достаточно гладко, только на спуске погремело грозой, но, к счастью, не зацепило, заставив лишь ускорить спуск. Спустившись на ледник, опять искали проход по собственным следам, и засветло пришли к палаткам. Недолгие сборы и мы побежали на базу, к шашлыкам и пиву. Но спускаться пришлось по тропе в темноте и сырости. Стоял туман и сверху капало. Все вокруг становилось мокрым.

     25 августа, завершив учебную программу  и наделав кучу третьеразрядников, а также одного второразрядника, мы отправили половину людей домой. А с оставшимися на следующий день подошли на ночевки под Чегет, где стоит крутая стена, на которую мы  собирались взобраться по 5А к.тр. Зачем? Трудно сказать. Для меня и Миши это была возможность проверить, не забылись ли навыки восхождений на пятерки, для Коли Свиридова эта гора вписывалась в рамки выполнения первого разряда. Кроме нас троих, других желающих и  имеющих возможность сходить на пятерку не нашлось. Оставшиеся участники были наблюдателями на непредвиденный случай  и связными. Группа поддержки, которая очень важна при данных условиях. Не все пошло гладко с самого начала. Пришлось возвращаться за забытым котелком – ведь надо что-то есть? И только мы поставили палатки на ночевках и собрались осмотреть маршрут, как разразилась гроза. Пришлось принудительно отдыхать. После дождя у нас хватило решительности и сил вечером подойти к маршруту. Описание и фотографии маршрута с реальными скалами не совпадали. Начала маршрута не было. Там, где по консультациям нужно было лезть, стояли непроходимые стены, залитые черным. Я по таким стенам лазить не умею, и для 5А здесь слишком сложно. Подумав, полез немного левее, где, казалось, можно пройти. Отработал одну веревку, и увидел, что к этому месту, пожалуй, можно было подойти по  кулуару ногами. Тут стемнело и мы, закрепив перила, спустились к палаткам. Легкий ужин, и опять разразилась гроза. Всю ночь шел дождь, то стихая, то усиливаясь. К утру установилась ясная погода, и мы втроем вышли на скалы. Взяли с собой две веревки, учитывая, что третья уже висит. На подходе Миша почувствовал недомогание и в итоге весь день просидел, задрав голову под скалами, периодически уворачиваясь от пускаемых в него камней. А мы вдвоем обрабатывали маршрут, пытаясь выйти в щель, по которой проходил (по слухам!) маршрут. Пройдя две веревки на пределе своих возможностей, я, наконец, попал в желаемую щель. Местами прохождение было не слишком сложным, но достаточно опасным. Местами очень сложным для моего уровня лазания. Кое-где приходилось использовать закладки и фрэнды как И.Т.О. В одном месте я залез под карниз, который не смог пройти. В него поставил закладку, на которой маятником спустился вниз и вправо. Впоследствии эта закладка доставила немало хлопот, пока не удалось от нее избавиться, выдернув веревку. Что ж, в щель мы вышли, взятые веревки кончились, поэтому, закрепив перила, мы спустились к палаткам пообедать. На этом похождения этого дня и закончились. Только мы спустились, как разразилась очередная гроза. Закончилась она только поздним вечером, подтопив нашу палатку и заставив нас окапываться. Ни о какой работе на скалах уже речь не шла. Назавтра решили продолжить, оставался последний день. Я решил ограничиться выходом на башню, и при благоприятном стечении обстоятельств - спуститься с другой стороны по леднику. При неблагоприятном стечении – дюльферять вниз по линии падения воды. Обстоятельства сложились неблагоприятно. Опять почувствовал себя неудовлетворительно Миша. Потеря сил и общее недомогание с головокружением. Пройдя немного по перилам, он решил спускаться вниз. В результате Коле, который уже перешел на другую ветку перил, пришлось вернуться, чтобы сбросить Мише лишнюю веревку. А потом ему пришлось выправлять косые перила, летать маятником и подходить ко мне. Я пришел на последнюю станцию в полдевятого утра и стоял там до одиннадцати, пока не пришел Коля. В одиннадцать мы, посовещавшись, решили прекратить восхождение ввиду его нецелесообразности. Для себя мы уже налазились по полной программе. Без Миши мне продолжать восхождение неинтересно, а для Коли первая пятерка должна быть совсем не такой.  Спускаясь дюльфером, я искал подтверждения присутствия человека  - забитые крючья, петли и другие признаки. Ни одного не нашел. Таким разом в данной местности для меня нарисовался еще один долг – непройденный маршрут на Чегет. Будет день – будет и пища. Когда-нибудь, пройдем и его. Пройдем правильно, а не так, как мы шли.

     Спуск вниз, сборы рюкзаков и назавтра поезд со знакомыми уже проводницами подхватил нас до Минска.

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Использование материалов сайта разрешается только при наличии ссылки на www.nadir-minsk.com






Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация

Счётчик улиштеков

  • История моих тренировок
  • Новости фронта
  • Топ 10
  • Новости счётчика
Загрузка данных...
Успешно добавлены
Счётчик доступен только зарегистрированным пользователям.



Яндекс.Погода



Каталог TUT.BY

Rating All.BY

Rambler's Top100