Беседа с Анатолием Михайловичем Ишутиновым
Среда, 28 Мая 2008
ishutinov.jpg Главное для человека, убежден Анатолий Михайлович Ишутинов, инструктор клуба – это душевное спокойствие. А достигается оно положительными поступками, которые совершаешь однажды и возвращаешься в памяти всю жизнь. Это то, о чем приятно вспоминать и что дает уверенность: время потрачено не в пустую. Каким образом в систему душевного покоя вписывается альпинизм? Самым непосредственным: там, где есть риск и опасность, у человека на много больше шансов проявиться, чем в обычной повседневной жизни на равнине.  

 – Значит, человек в горах меняется?

– Нет. Просто в обычной жизни не всегда есть условия, в которых раскрываются определенные качества характера, о которых, возможно, и не подозреваешь.

 – В одном художественном фильме о горах репортер, следивший за восхождением, произнес фразу: «Зачем люди идут в горы? Мало им, что ли, ада внизу?» Как по–Вашему, зачем?

– Люди не приспособлены для гор, они – жители равнины. Идут в горы, чтобы проявить себя. Когда человек идет в горы, один или в команде, это уже само по себе положительный поступок: человек приобретает опыт, который остается и для других. Там, где трудно, где знаешь цену жизни, нужно отдавать все и получать все от другого, только тогда может быть достигнута победа.

– А для Вас с чего начинались горы?

– Я занимался разными видами спорта, бегал, играл в футбол, был хорошим вратарем. В горы впервые поехал потому, что позвали друзья. Я тогда подумал, что экстремальные виды спорта позволяют человеку больше раскрыться, чем простые. Когда имеешь дело с коллективом, в коллективе участвуешь для покорения вершины, всегда видишь, как при этом проявляются характеры и формируются самые прекрасные чувства. Поэтому я и выбрал этот путь.

 – Значит, можно сказать, что люди на вершинах и по пути к ним Вас интересуют больше, чем сами вершины?

– Да. Но вообще, интересно все в совокупности. Иногда думаешь: хорошо было бы с этим коллективом сходить на эту вершину.

 – Какими качествами должен обладать альпинист, чтобы в критический момент не создать проблем другим? Чтобы Вам хотелось пойти с ним на восхождение?

– Во-первых, он должен быть душевным человеком. Чтобы с ним было морально комфортно. Он должен совмещаться со мной по психологическим параметрам. А во-вторых, он должен обладать хорошими физическими параметрами, чтобы на высоте в ответственный момент у него не закружилась голова, и не возникло других проблем со здоровьем. Но я ведь не могу заглянуть человеку внутрь, на новейшем оборудовании в Центре подготовки космонавтов проверив состояние его здоровья, значит, я рискую. Но, учитывая хорошие его душевные качества, все равно иду с ним. Иногда видишь, что тяжело человеку, думаешь: потихонечку, помаленечку, – достижение будет, а будет срыв – так будет, ну что же делать.

– Значит, Вы идете, заведомо рискуя?

– Получается, что так. Все заведомо рискуют в горах. Потому что в идеале таких измерений человеку никто никогда не делал. Крюк в стене можно проверить, выдержит ли он какой–то вес, а человека так испытать нельзя.

– Были ли в Вашей альпинистской биографии такие моменты, когда под влиянием импульса в какой-либо сложной ситуации у Вас возникали мысли: «Вот, только бы на этот раз выбраться, и больше в горы – ни ногой»?

– Да, были такие случаи. Психологическая усталость давала такие мысли. Но потом отдохнешь в палатке день-другой в компании друзей и все проходит, душевные силы и физические восстанавливаются. И начинаешь думать по–другому.

– А можно ли завязать с альпинизмом?

– Можно. Кому-то в какой-то момент здоровье больше не позволяет ходить в горы, кому–то – обстоятельства.

– Я имею в виду ту ситуацию, когда человек сам, по каким-то внутренним причинам отказывается от гор, допустим, пережив что-то травмирующее.

– Конечно, бывает и такое. А сколько моих друзей погибло в горах…

 – Так за что же Вы их любите?

– Люди ведь погибают не только в горах. Сколько погибает на дорогах… Горы здесь ни при чем.

 – Высоцкий пел: «Лучше гор могут быть только горы…» Вы согласны с ним?

– Нет.

 – А как Вы думаете, есть ли у гор душа?

– Горы и красивые сооружения, например, пирамиды, всегда влекли людей, и душа их передается через человека, то есть его они заставляют говорить о том, что у них есть душа.

 – А жена Ваша разделяет с Вами Ваше увлечение?

– Да, у нее 3-й разряд в альпинизме. Но сейчас обстоятельства не позволяют ей ездить на сборы.

– Согласны ли Вы с утверждением, что женщине в горах делать нечего?

– Как нечего? Ведь никто не стал бы задавать подобный вопрос относительно других сфер деятельности. Но, тем не менее, мужчина всегда в ответе за женщину, за ней всегда нужно смотреть. Был в моей практике такой случай: совершал я восхождение в связке с девушкой. На спуске с вершины по пути подъема мы подошли по горизонтальному участку к уже известной для нас ледовой стенке. Я сказал ей, что организую вертикальные перила и спущу ее по ним вниз. Начал заворачивать ледовый крюк, а она стояла у меня за спиной и подошла к самому краю, наверно, вниз захотелось посмотреть. А там, видно, был навесной снег, он под ней и обвалился. Она улетела вниз, а я – за ней (не успел сделать самостраховку и страховку) т.к. мы были связаны веревкой. Летели мы по отвесной стене метров триста, думал я, что это – конец. Было все как во сне. Терял сознание при ударах и приходил в себя. В какой-то момент всплыли мои родители. И это заставило меня действовать. Когда мы оказались на полке, мне удалось остановиться на ней, что и спасло нас. Потом Федерация альпинизма разбирала этот случай и меня признали ни в чем не виноватым, но теперь я считаю, что виноват я. Ее нельзя было выпускать из виду.

 – Если с женщиной в горах связано столько ответственности и головной боли, может, действительно, нечего ей там делать?

Нечего – со слабыми мужчинами Слабыми физически и духовно. Мужчины без женщин приобретают черты женщин. Для мужества нужны женщины. Да и во многих случаях женщины в горах ведут себя лучше, чем мужчины. От нее больше пользы, чем проблем (улыбается – Т.Б.). Она всегда может что-либо подсказать, в трудной ситуации найти выход.

 – От педагогов, например, часто можно услышать, что они не хотели бы, что бы дети пошли по их стопам, от спортсменов – тоже: «В большой спорт – только через мой труп». А Вы хотели бы, что бы Ваши сыновья серьезно занимались альпинизмом?

– Кода они были маленькие, я часто брал их в горы. Мы ездили в Тянь-Шань, проходили заснеженные перевалы, чтобы добраться от Алма-Аты, до озера Иссык-Куль, на Кавказ, поднимались к Приюту 11-ти на Эльбрусе, лазили по учебным маршрутам в ущельях Шхельда, Адыл-Су. Как бы я мог запретить им, если бы они хотели большего? Конечно, я не запрещал бы, но только если бы у них была хорошая спортивная подготовка и осознание выбора.

– Какими восхождениями Вы особенно гордитесь?

– Восхождениями, совершенными на Юго-Западном Памире. Огромная высота и своеобразная природа. Тянь-Шаньскими восхождениями. На Тянь-Шане однажды произошел интересный и поучительный случай. Шел я по гребню на вершину. Мои товарищи остались внизу. Сказал им, что спущу веревку, по которой они поднимутся. Я должен был преодолеть взлет вверх по очень узкому снежному гребню. Решал, как идти: в лоб, справа или слева. Вроде бы раньше ходили без особых трудностей. Но погода есть погода. Светило солнце и снег подтаял. Но это я определил уже потом. Смотрю: идет барс. Думаю: барс прошел, а человек не пройдет? Появилось какое-то пренебрежение к нему. Двинулся я по его следам. Оставалось метров пять или шесть до верха, как вдруг барс поменял направление и пошел не справа, как шел, а преодолел гребень и пошел слева. А у меня к нему такое же пренебрежение: он глупый зверь, и пошел я, как шел, слева. И вскоре понял, что попал в ловушку, потому, что впереди заблестел лед, а я был не в кошках, а в ботинках, а крючья – спрятаны. Я стоял уже ни на чем. Страховки никакой не было. Когда идешь вверх, то делаешь ступеньки, но когда спускаешься вниз, их не видно. Вот и получилось, что я ни вперед, ни назад не могу. Километровая высота, короче, лететь и лететь. Холодок прошел, когда представил, что сейчас будет. На душе противно стало, в ногах дрожь пошла. Но, думаю, это мне сейчас ни к чему. И хватило все–таки самообладания: стал, вдохнул и вырубил клювиком ледоруба зацепку для пальцев, чтобы держаться. Думаю, если даже ноги сорвутся, зубами буду держаться, пока ребята снизу не подойдут. А они ничего не видят, уверены, что все хорошо. А потом и для ног вырубил полочку, отдохнул и пошел, как барс шел, а там глубокий снег. Значит, зверь почувствовал, где нельзя было идти. Я до сих пор помню этого зверя, я виноват перед ним, что у меня возникли такие мысли. А вообще, все восхождения были интересными и в чем–то особенными.

 – А следует ли обращать внимание на знаки? Например, если в самом начале восхождения улетела закрепленная палатка, не говорит ли это о том, что лучше сразу сворачиваться и вниз?

– Это говорит только о слабом уровне подготовки. Т.е. о том, что нужно было более тщательно отнестись к выбору места, где закреплять палатку. Если человек не увидел, что в данном месте палатку ставить нельзя, значит, у него недостаточно опыта и знаний, вот и все.

– Вы верите в судьбу?

– Верю в судьбу, определенную биологическими параметрами. Например, у человека закружилась голова и он попал под машину. Значит, ему суждено было погибнуть в таком-то возрасте из-за слабости сосудистой системы.

 – А в Бога? (Такой личный вопрос, можете не отвечать).

– Да, мы с женой ходим в церковь, а сын недавно подарил мне крестик, который постоянно со мной.

 – А вот этот вопрос, я думаю, актуальный на сегодняшний день и особенно интересный для наших ребят. Как Вы относитесь к участию белорусских альпинистов в международном фестивале?

– Однозначно положительно. Задачей нашего клуба является организация горных восхождений. Нехватка инструкторов негативно отражается на качестве подготовки участников восхождений. Задачи обеспечения их безопасности и улучшения качества подготовки можно решить участием членов клуба в альпинистских сборах других стран и приглашением на наши сборы для усиления спортивных групп хорошо подготовленных технически и сильных альпинистов из других стран. Для этого, я считаю, что наши альпклубы не должны вариться в собственном соку. Обязательно нужно выезжать на разные мероприятия, встречаться с коллегами по спорту из других стран, обмениваться опытом в решении своих проблем, налаживать связи, устанавливать контакты и сотрудничать, участвовать в соревнованиях и методических мероприятиях клубов других стран, в проводимых конкурсах и организации встреч. Без этого мы можем потерять будущее. Немаловажным также является решение финансовых, экономических проблем членов клуба. Фестиваль позволяет находить нужных людей для заключения хозяйственных договоров, для обсуждения вопросов совместной работы.

 – Огромное Вам спасибо за беседу.

dsc034.png
















Беседу вела Татьяна Бородуля.


P.S. К данной публикации мы приурочили и публикацию в персональном разделе Анатолия Михайловича.

А еще Анатолий Михайлович пишет стихи...




 

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Использование материалов сайта разрешается только при наличии ссылки на www.nadir-minsk.com






Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация

Счётчик улиштеков

  • История моих тренировок
  • Новости фронта
  • Топ 10
  • Новости счётчика
Загрузка данных...
Успешно добавлены
Счётчик доступен только зарегистрированным пользователям.



Яндекс.Погода



Каталог TUT.BY

Rating All.BY

Rambler's Top100